Опросы

Верите ли вы, что выборы в Янауле прошли честно?

Нет, никто из моих знакомых не поддерживал победителя
Все было решено без нас
Да, верю
Хочется верить
Возможно, были какие-то нарушения

 
Курс валют
Курс Валют Информер
Российский рубль Российский рубль валюта России
(EUR)//-//
(USD)//-//
(CZK)//-//
(GBP)//-//
ЧЕЛОВЕК, ЖИВУЩИЙ ВО ВРЕМЕНИ (Габдулхаков)
ЧЕЛОВЕК, ЖИВУЩИЙ ВО ВРЕМЕНИ (Габдулхаков)На часах не было и семи утра, когда Дамир Зиннурович зашел к себе в кабинет, подошел к столу и сел в кресло. На столе снова лежала анонимка. Не читая, медленным движением руки он разорвал бумагу и бросил в корзину. Это было уже не в первый раз, и молодой руководитель знал почти дословно, что написано в анонимке, и даже «вычислил» того, чьих рук это дело. Только все не мог подобрать удобного момента, чтобы «прижать» анонимщика к стенке, мол, чего добиваешься?

ВОЛКОВ БОЯТЬСЯ...
...Дамир Зиннурович, в общем-то, догадывался, почему посыпались анонимки. Прошло совсем немного времени с тех пор, как его назначили руководителем автотранс-портной конторы. Но атмосфера в АТК изменилась круто, не стало спокойной, размеренной жизни, к которой привыкли люди. Многие чувствовали, что это необходимо, что без этого положение у предприятия с мертвой точки не сдвинется. Не везло тогда коллективу АТК с руководителями. Один за другим сменялись здесь несколько директоров.  Тогда еще АТК располагалась в северной части города, хотя было принято решение о том, что будет начато строительство на новом местe. Но там было непролазное болото, как вспоминают сейчас рабочие, «даже ракетовоз не мог проехать». Непросто было решиться Габдулхакову на это предложение. Впрочем, тогда, вызвав в райком, ему предложили из трех должностей выбрать одну. Отказ не принимался. Его уговаривали 4 дня. Начальник автотранспортной конторы, председатель поселкового Совета или начальник строительного управления №7. Надо сказать, что Дамир Зиннурович и выбирать-то среди этих должностей не хотел ничего. Ему нравилась своя работа, он хотел работать там, где и работал – главным инженером ставшего уже родным СМУ НГДУ «Краснохолмскнефть».

   На четвертый день в кабинет тогдашнего начальника управления Бахтиярова Анвара Сахибгареевича его пригласили в девять, а вышел он оттуда… в шесть часов вечера. Весь взмыленный, после того, как уломали-таки возглавить тот участок, который ему был ближе всего – автотранспортную контору.

   Решил начать с того, что поговорил с рабочими по-мужски открыто и честно.
   - Придется работать, захватывая и выходные дни, ребята. Не жаловаться, сразу предупреждаю. Будем строиться и работать одновременно. Разгильдяйства и лени не потерплю. Иначе новой базы автотранспортной конторы нам не построить, - говорил он.
   Тогда собрание, казалось, было единодушно в том, что люди его поддерживают. Но не все, как выяснилось потом, восприняли нового руководителя. Особенно ретивыми оказались некоторые руководители среднего звена, привыкшие работать ни шатко ни валко. Они и писали анонимки. Однажды, выждав удобный момент, Дамир Зиннурович взял за грудки предполагаемого «борзописца» и спросил в лоб:
   - Ты строчишь анонимки?
   Отпиравшийся, но не знавший, куда деть глаза, мужчина вдруг стушевался и признался:
   - Да жена писала, не я. Уж больно круто вы за нас взялись.
[pagebreak]
ДЛЯ НАС УТТ  БЫЛО «БАМ!»ом

   А иначе было нельзя. Работали практически в две смены: в первую, как они говорили, работали «на государство», то есть выполняли основные функции автотранспортников, а после пяти работали «на себя» - строили современную базу АТК с его боксами, мастерскими, административными зданиями. Ни одна суббота или воскресенье не проходили без субботника. 


   «Домой, в УТТ, как стала называться автотранспортная контора, «пустым» не возвращаться!» - таким был негласный приказ начальника предприятия. Это означало, что после работы все машины должны были везти грунт, чтобы поднимать болото, на котором должно было располагаться управление технологического транспорта.


   И ведь подняли! На всю территорию было завезено грунта высотой более метра. Хозспособом возводили все объекты. У УТТ фактически было два спецсчета: один для повседневной работы, второй – для строительства. Вести строительство хозспособом было, конечно, непросто, не хватало и средств, и материалов. Порой бетонные блоки, которые шли на строительство боксов, гаражей, приходилось в буквальном смысле отвоевывать. С оговоркой, дабы не отвлекались от основной работы, «Башнефть» арестовывала даже и спецсчет. Руководство управления - Д.З. Габдулхаков, главный инженер Н.З. Зиязов, главный механик Ю.Г. Петухов и другие - работали частенько круглосуточно, случалось и так, что близкие не видели их неделями. Сейчас во все это, конечно, трудно поверить. В людях был такой энтузиазм, такой азарт, они получали такое удовольствие от сделанного своими же руками, что это, пожалуй, было вознаграждением за бессонные ночи, за нескончаемые трудовые будни. Что и говорить, умел Габдулхаков заразить людей своей огромной работоспособностью и верой в завтрашний день.


   «У Дамира Зиннуровича было неординарное мышление и умение предвидеть, - сказал мне о нем один из его подчиненных. - Он всегда говорил нам: вот увидите, там, где сейчас болото, будут цвести клумбы. Но мы не верили. Тогда в это действительно было трудно поверить. На месте болота - процветающее предприятие с клумбами, асфальтом, удивительной, поражающей всех чистотой. Для Янаула УТТ было как «БАМ!» для СССР в свое время».
   На работу в УТТ отбирали очень строго. Считалось, что если

продержится человек три года, выдержит, значит, он будет «своим человеком». Управление технологического транспорта называли суворовским училищем. И уже через четыре года (!) после строительства УТТ завоевало по Министерству звание предприятия высокой культуры. Занимали первые места также и по объемам, и по количеству техники, число которой доходило до тысячи. А ведь каждую выделенную машину ждали как манны небесной, особенно это касалось спецагрегатов. В пору бурного становления многих нефтегазодобывающих управлений они были настоящим дефицитом. И если вся техника спускалась по разнарядке, две единицы - автомобиль «УАЗ» и чешский экскаватор - Габдулхаков получил вне очереди, но вполне заслуженно. А случилось это благодаря тому, что Дамир Зиннурович - заядлый бильярдист. И всех, с кем дружил, смог заразить любовью к этой игре. Частенько «сражался» он и с Е.М. Большаковым, заместителем генерального директора «Башнефти», которого уважал за его прямолинейность, прямоту характера, честность. Вот у Евгения Матвеевича из резервного фонда и выиграл Дамир Зиннурович автомобиль для своего управления. А экскаватор - когда играл с генеральным директором завода по выпуску экскаваторов... в Чехословакии. А как ко времени оказался тот экскаватор!

[pagebreak]

ШКОЛЫ  ЖИЗНИ

   Как бы ни было трудно, даже невзирая на то, что приходилось сутками не возвращаться домой, все равнялись на Дамира Зиннуровича - всегда аккуратно одетый, подтянутый, он производил впечатление человека, только что вышедшего из дома. Его можно было издалека узнать по белоснежной рубашке, безупречной прическе. А научился этому много лет назад, в детстве.


   …С вечера он каждый день тщательно отглаживал белую рубашку и черные брюки, чтобы утром вновь пойти продавать катык. Желающих продавать его было много, но пленные немцы, которые в те годы строили на западе Башкирии молодой город Октябрьский, предпочитали покупать его у этого красивого, очень аккуратного и чистоплотного паренька. Один из них, пожилой немец, всегда гладил Дамира по голове, иногда сажал его к себе на колени и сидел, приобняв. «Наверное, вспоминал своих детей, оставшихся у него на родине, тосковал по ним и печалился», - делится своими воспоминаниями Дамир Зиннурович.


   Одним словом, у маленького Дамира катык всегда расходился очень быстро, в то время как другие продавцы ходили целыми днями. Мальчик жалел немцев: их всегда загружали непосильным трудом, их все ненавидели, ведь они когда-то шли завоевывать, порабощать нашу страну. Но Дамиру, жившему только с бабушкой, они помогали «выживать», поэтому мальчик всегда сочувствовал им. Теперь уже он думает, что, пожалуй, именно эти годы научили его трудолюбию, терпению, тактичности. А самое главное - всегда добиваться своей цели.


   ...Хоть и был строг Габдулхаков к подчиненным, простым рабочим и водителям, они очень уважали его. Как теперь рассказывают, боялись подвести, ослушаться, а когда ему приходилось куда-либо уезжать по делам, они старались работать еще лучше. «В чем же секрет?» - спрашиваю. «В доверии, - отвечают. - Прежде чем начать дело, он собирал нас, советовался. Решение по всем вопросам принималось сообща. Разве после того, как видишь, что тебя уважают, считаются с тобой, можно подводить человека? Он и сам не умел отдыхать, и нам не давал. Одно слово, трудяга он до мозга костей!».


   Согласитесь, такая оценка простых рабочих дорогого стоит. Она не фальшивая, истинная, главная, как всё, что нельзя увидеть глазами, а понять лишь сердцем. Рабочие увидели, поняли и приняли Габдулхакова сердцем.
   «Мне повезло с людьми», - говорит Дамир Зиннурович. «Мы счастливы, что пришлось работать рядом с таким руководителем», - говорят многие из того рабочего поколения 70-х.

[pagebreak]

ОСОБАЯ КОГОРТА

   «Суворовское училище» было школой для многих нынешних руководителей города и района, НГДУ. Достаточно сказать, что 13 специалистов различного ранга предприятия пошли на повышение по рекомендации райкома КПСС. Работать в управлении технологического транспорта стало очень престижно. Молодые учились в школе рабочей молодежи, что не только поощрялось, но и инициировалось руководством предприятия. Люди, работающие здесь, смело могли причислить себя к особой когорте нефтяников – достойных, терпеливых и трудолюбивых.


   Строили не только производственные объекты, но и жилые дома. К примеру, дом №25 по улице Советской построен именно по этому принципу. И сорок две квартиры в этом доме получили именно работники УТТ. Люди чувствовали, что о них проявляют заботу – комфортные условия труда, жилье, места в детских садах, с которыми в то время были проблемы, и т.п. Закрепление машины за конкретным человеком также решалось коллегиально. Что это давало? А то, что человек осознавал, что ему вверено, и старался оправдать доверие.


   Управление технологического транспорта стало крупнейшим предприятием не только Янаула и не только северного региона республики, но и всего объединения «Башнефть». Если традиционно среди 16-ти подобных предприятий оно занимало 15-е место, то с приходом Д.З. Габдулхакова - стабильно I и II места.


   С тех пор Янаульское управление технологического транспорта все эти годы высоко несет звание предприятия высокой культуры. Как сказал один из руководителей этого предприятия И.Ф. Хабибов, «зерна, брошенные в землю Дамиром Зиннуровичем, уже давно дают свои плоды». Здесь и по сей день придерживаются традиций, сложившихся при Габдулхакове. К примеру, так же не жалуют любителей «зеленого змия», нарушителей трудовой дисциплины. Срабатывает механизм тех, 70-х, годов, когда из УТТ, к примеру, был уволен 41 человек. И это при недостатке водительского состава. Тогда на эту крайнюю меру Габдулхаков пошел после больших раздумий. Тем не менее оказалось, что она дала эффективные плоды. Во-первых, было неповадно другим. Во-вторых, те, уволенные, осознавали быстро, что были, мягко говоря, не правы…

   «Самое поразительное, - вспоминает Дамир Зиннурович, - то, что люди, которые были уволены, спустя годы подходили ко мне благодарить, что я дал им понять, что так жить и работать нельзя».

[pagebreak]

ЭПИЛОГ

   Каждый из нас до дна испивает чашу, из которой его поит судьба. У Дамира Зиннуровича тоже было немало горьких минут, были в ней и минуты искрометного счастья, и пороги, и девятый вал, «оседлав» который можно было стать хозяином своей судьбы.
Все это он пережил с честью и достоинством. Возраст «серебряных волос» он встречает не на щите, а со щитом, как говорили древние греки, что означало – не пасуя перед трудностями, не ломаясь от безжалостных ударов жизни, а принимая ее такой, как есть, отражая ее внезапные нападки.

 Удивительной судьбы человек, довелось ему пройти все ступеньки от слесаря АТЦ  до заместителя начальника НГДУ. Немало было сделано Д.З. Габдулхакову предложений занять различные должности как в «Башнефти», так и в «Татнефти». Он не захотел поменять ставшие уже дорогими Янаульское УТТ, НГДУ и Янаул, где обрел свою вторую родину, которой отдал лучшие годы своей жизни, свои способности, свое трудолюбие, умение быть верным, преданным. Здесь, наконец, появились на свет его дети. За все это он благодарен этой земле, людям, живущим здесь, принявшим, полюбившим его. Раньше - частенько, теперь уже гораздо реже (пришли новые люди, которые его не знают) наведывается в свое родное УТТ, подолгу разговаривает с людьми, которые тут же окружают его плотным кольцом. Тоскует о коллегах, уже успевших стать легендой, в частности, Анваре Сахибгареевиче Бахтиярове, которого очень уважал. Благодарен близким: жене Тагзиме Шарафулловне, которая разделяла его тревоги, жила его проблемами и заботами, а особенно не видевшим его иногда неделями, вечно скучавшим по нему детям - дочери Гульназ и сыну Рустаму, впоследствии унаследовавшему его профессию. Счастлив тем, что сегодня рядом с ним понимающий, душевный человек, одаривающий теплом и заботой.

   Повсюду, где работал, оставил  Дамир Зиннурович светлые следы, добрую память о себе. И, надо сказать, все это не осталось незамеченным: Д.З. Габдулхаков - «Отличник нефтяной промышленности СССР», «Заслуженный работник транспорта РБ», он награжден орденом Знак Почета, многими медалями. Почетных грамот и благодарностей и вовсе не счесть. Он сумел понять главную мудрость жизни: стараться научиться жить не на острых стрелках циферблата, а во времени. Живя именно так, оказалось, перестаешь бросать стратегические запасы своих возможностей и сил на мелкие задачки и цели, ощущая лишь главное, особенное, необходимое, то, что и определяет суть жизни человека.

Автор: Елена ТАРИСОВА

по материалам газеты "Янаульские зори"